West Travel.

Россия и Армения по-разному видят будущее Кавказа

Россия и Армения по-разному видят будущее Кавказа

Фото: Деловая газета "Взгляд"Деловая газета "Взгляд"

16 ноября 2021 года, спустя год после заключенного перемирия, между Азербайджаном и Арменией вновь вспыхнули крупномасштабные боевые действия. Столкновения произошли на южных участках армяно-азербайджанской границы, где до сих пор не проведена демаркация. Конфликт в этом районе начался еще в мае 2021 года, и обусловлен он сложностями определения принадлежности тех или иных стратегических высот.

Видео дня

Несмотря на то, что при посредничестве Министерства обороны России уже в 18:30 того же дня было объявлено перемирие, риск возобновления вооруженного конфликта, как всегда, остается высоким. В МИД Армении уверены, что последний пограничный кризис был силовой попыткой Баку принудить Ереван к скорейшему запуску процесса делимитации границы и открытию транспортного коридора, именуемого в Азербайджане и Турции Зангезурским, который свяжет азербайджанские территории в Карабахе и Нахичевани.

Армянское военно-политическое руководство демонстрирует своими заявлениями, что не заинтересовано в предоставлении Азербайджану беспрепятственного транспортного пути в нахичеванский анклав, аналогичного тому, что связывает армянское население Карабаха с Арменией. Например, премьер-министр Никол Пашинян на брифинге 23 ноября заявил: «Не понимаю, почему мы должны обсуждать, предоставлять ли коридор. В заявлении нет и слова о коридоре, есть слова о коммуникациях». Член политсовета партии «Процветающая Армения» Арман Абовян утверждает, что открытие этого пути следует рассматривать как часть имперских амбиций Турции и угрозу раздела Армении.

Действительно, о коридоре, как об экстерриториальной единице, речи в трехстороннем заявлении 2020 года о прекращении военных действий в Нагорном Карабахе не идет. Тем не менее договоренности предусматривают для новой автомобильной дороги особый статус – в пункте 9 заявления подчеркивается, что контроль за транспортным сообщением будет осуществлять Пограничная служба ФСБ России, а не Вооруженные силы Армении, а для граждан будет организовано беспрепятственное движение. Аналогичное положение зафиксировано в пункте 6 для Лачинского коридора на территории Азербайджана, который функционирует с момента заключения перемирия 10 ноября 2020-го под охраной Российского миротворческого контингента. Соответственно Азербайджан требует от Армении взаимности в вопросах разблокировки транспортных коммуникаций.

Тем не менее армянская общественность, как и истеблишмент, предпочитает оттягивать конструктивное обсуждение как проблемы транспортного сообщения на Южном Кавказе, так и других мирных инициатив Москвы. Даже несмотря на перспективы увеличения военного присутствия России на Кавказе. Есть основания предполагать, что в контексте болезненности трехстороннего заявления роль России рассматривается в Армении отнюдь не положительно.

Речь идет не столько о периодически проходящих митингах армянских ультранационалистов из «Сасна Црер» с лозунгами типа «Прощай, немытая Россия», сколько о словах и действиях представителей политической элиты. Вице-спикер парламента Армении Ален Симонян в интервью корреспонденту «Комсомольской правды» сказал, что «у армянского общества есть понимание, что это Россия сдала Карабах».

Фактически ряд политических сил в Армении сводят конструктивный нейтралитет России во второй карабахской войне и ее мирные инициативы в рамках уважения территориальной целостности обоих государств к продолжению дискурса «предательского Карсского договора 1921 года». «...дружба и братство России и Турции уже тогда строились на жертвах со стороны Армении. И сегодня мы опять видим консенсус и взаимопонимание между Россией и Турцией», ­– говорит армянский оппозиционный политик Андриас Гукасян.

Стоит отметить, что между Арменией и Россией наблюдается расхождение в выстраивании отношений с Турцией. Для Москвы Анкара выступает в роли регионального соперника, с которым тем не менее возможно сотрудничество в сфере безопасности и энергетики, а также координирование действий в контексте антизападной повестки. Для Еревана, в свою очередь, Турция является экзистенциальным врагом, так же, как и Азербайджан. Который является важным партнером России в сфере нефтегаза и сельского хозяйства, а также активно закупает российское вооружение. Но стремление России учитывать мнение других стран региона рассматривается многими в Армении как предательство национальных интересов.

Видения двух дружественных стран касательно будущего Кавказа также значительно отличаются. В Ереване повестка выстраивается по-прежнему вокруг права на самоопределение армянского населения Нагорного Карабаха, «возвращения утраченных территорий», фактическое продолжение конфронтации с Азербайджаном – на новые уступки после подписания трехстороннего заявления общественность морально не готова, а к роли России в качестве гаранта договоренностей относится скептически.

Для России же становится актуальной идея единого и интегрированного Кавказа. На протяжении многих лет Россия активно инвестировала в Армению – это если иметь в виду только годы после развала СССР. В стране активно работают РЖД, Газпром и другие отечественные компании. Однако региональная изоляция Армении и ее конфликтное положение с Азербайджаном и Турцией не позволяет российским экономическим проектам получать выгоду. Разблокировка транспортных коммуникаций и установление мира на Кавказе позволили бы России провести стабильное железнодорожное сообщение в Армению через Азербайджан, а также приобрести больше логистических возможностей для экспорта на Ближний Восток и Балканы через Турцию и Иран, используя территорию Армении.

Именно в этих целях Москва выступает одним из главных разработчиков платформы «3+3», которая предполагает установление доверительных отношений между Россией, Турцией, Ираном, Азербайджаном, Арменией и Грузией. В то же время отсутствие конфликта между двумя странами делает возможным для России полноценное сотрудничество и с Арменией, и с Азербайджаном без каких-либо обвинений в поддержке одной из сторон. Большим стратегическим преимуществом становится то, что сухопутная торговля между Азербайджаном и Турцией будет осуществляться при посредничестве Москвы, если Армения согласится на реализацию 9-го пункта заявления.

Однако повестка экономического процветания и выхода из изоляции не является первостепенной в армянской внешней политике. Правительство Пашиняна осознаёт, что какие-либо подвижки в этом направлении будут восприняты как «сдача земель», и поэтому предпринимает все меры, чтобы сохранить конфликт в замороженном состоянии и избежать подписания финального политического соглашения. К таким мерам можно отнести долгое оттягивание трехсторонней встречи под эгидой Москвы, которая должна была состояться еще 9 ноября вместо 26-го, а также попытки привлечь в конфликт другие державы. Еще в июле обсуждались попытки делегитимации трехстороннего заявления путем возможного привлечения французских миротворцев для охраны на армяно-азербайджанской границе. В дальнейшем армянское руководство безуспешно стремилось прийти к общему знаменателю с Ираном, который изначально также был негативно настроен по отношению к разблокировке транспортных коммуникаций.

Можно упомянуть и предстоящую встречу Алиева и Пашиняна в рамках саммита с ЕС «Восточное партнерство» 15 декабря, на которую армянское руководство дало согласие раньше, чем на российский формат.

Роль ЕС в качестве «брокера» в карабахском конфликте выгодна ереванским элитам, поскольку организация выступает за сохранение статус-кво и урегулирование в рамках Минской группы ОБСЕ, которая, однако, не доказала своей эффективности за последние 30 лет.

Нельзя сказать, что российским присутствием однозначно довольны в Баку. Это можно заметить по попыткам уравновесить влияние Москвы в регионе привлечением Турции посредством совместного миротворческого центра в Агдаме, «платформы 3+3» и Шушинской декларации. На фоне попытки террористического акта в Лачинском коридоре 13 ноября, когда армянскому военнослужащему удалось проехать через российские посты с гранатой РГД-5, определенная доля критики озвучивается в адрес российских миротворцев в Карабахе. Однако по намеченным в трехстороннем заявлении контурам и перспективам скорейшей делимитации позиции Баку и Москвы относительно близки.

Но сесть за стол переговоров армянской стороне все равно придется. Последнее столкновение с азербайджанскими войсками продемонстрировало коллапс в организации обороны армянскими войсками. По словам армянского военного эксперта Вана Амбарцумяна, азербайджанское наступление удалось остановить только с помощью вмешательства 102-й базы Вооруженных сил РФ. Таким образом, прозападное руководство Армении все равно будет вынуждено продолжать военное сотрудничество с Российской Федерацией и ориентироваться на Кремль в карабахском урегулировании, поскольку никакая другая держава не предоставляет аналогичных гарантий по защите территориальной целостности.

Источник: rambler.ru

Добавить комментарий